«Кто спонсирует распил Находки?», «Порты под нож!», «Москвичи устроили Находке земельную провокацию», «Находка может превратиться в синюю зону без работы». Под такими громкими заголовками одновременно в некоторых приморских интернет-изданиях были опубликованы статьи, посвящённые общественным слушаниям по проекту изменений правил землепользования и застройки (ППЗ) в Находинском городском округе. И даже популярная программа на краевом телеканале посвятила этой теме один из своих сюжетов.

Изменения в один из основополагающих для округа нормативных актов необходимо внести согласно требованию федерального законодательства. До их утверждения проект проходит серию публичных слушаний, в ходе которых выявляются недочёты, недоработки, несоответствия и тому подобное. И первое же такое рассмотрение стало объектом пристального внимания СМИ, которые, как один, дали в целом негативную оценку проекту.

Так, журналисты упирают на то, что проект новых ПЗЗ якобы лишает все портовые предприятия, в частности, стивидорные компании, возможности заниматься своим делом. Проектировщики возражают, что это не совсем так. Действительно, заказчик (т.е. администрация НГО) , поставил интересы населения во главу угла. При этом новое зонирование не лишает предприятия ни портовой деятельности, ни складирования. Другой вопрос, как говорят авторы проекта, что, например, открытое складирование угля или его промышленную обработку (то же дробление) они предлагают исключить. «Мы не лишаем работы — мы предлагаем модернизировать», — говорит Ольга Миллер, руководитель проекта.

То есть даже эти намерения — всего лишь предложения, не более. И, возможно, не всё предлагаемое достаточно проработано. В конце концов, рассматриваемые ПЗЗ — ещё только проект. Общественные слушания как раз проводятся для того, чтобы выявить те или иные недочёты для дальнейшего их устранения или корректировки. Но авторы публикаций упорно подают всё так, словно всё, в проекте предложенное, уже решено и едва ли не утверждено. Откровенно говоря, складывается впечатление, что поднятый шум не случаен. «Это «ж-ж-ж» — неспроста!», — утверждал по такому поводу Винни Пух.

Помните, полгода, год, два назад практически все СМИ региона, вне зависимости от популярности и аудитории, рассказывали о проблемах Находки, связанных с перевалкой угля. В статьях и репортажах через один шли страшные истории о чёрных подоконниках в квартирах и школах, чёрном белье после сушки на улицах, чёрных ладошках и одежде детей после прогулки на улицах. А сколько было страшилок про рост лёгочных заболеваний?

Но стоило только руководству Находки начать — верней даже, только обозначить намерения избавить горожан от угольной пыли за счёт исключения особо «пыльных» процессов перевалки, как некоторые из тех самых СМИ резко выступили против таких попыток. Нет, конечно, прямых утверждений, что угольная пыль должна остаться в городе, никто из журналистов не озвучивает. А вот стремление руководства Находки найти какие-то способы эту пыль убрать, раскритиковали в пух и прах.

Само по себе критическое отношение прессы — это нормально. Если бы не несколько любопытных странностей. Начать с того, что слушания прошли 21 августа. Сюжет в популярной и уважаемой программе вышел 25 августа (это нормально, по расписанию). А вот первые публикации в интернет-изданиях начались 30 августа и продолжились до 4 сентября, т.е. когда с момента события прошло десять и более дней. Значительная почти синхронная задержка, не правда ли? Допустим, всякое бывает.

Но вот ещё странность: все публикации и телерепортаж написаны словно под копирку, одним автором. Структура материалов и последовательность изложения фактов и событий, оценка. А главное — эмоциональность подачи очень уж схожа: нагнетают авторы примерно одинаково. Подобное не часто увидишь в СМИ, обычно отличающихся друг от друга по стилистике.

Любопытно, что даже явные ошибки ими допущены одни и те же. Например, во всех материалах разработчиков проекта называют московскими или столичными. Между тем, «Агентство по развитию территорий «Геоника», проектировщик изменений в ППЗ, это омская компания. Понятно, что для читателя-зрителя призрак «московских рейдеров» более пугающий, чем их омских «коллег». Но похоже на то, что журналисты — все, как один! — не удосужились узнать, что за контора готовила проект.

Ещё одно сходство — упоминание во всех материалах информации о том, что спонсором разработки проекта ПЗЗ выступил нефтеналивной комплекс: дескать, это единственное предприятие, которое внесло спонсорский взнос. И «по странному совпадению», именно это предприятие оказалось «одним из немногих», за которым сохранили промышленный статус территории. Этот момент опять таки подчёркивают буквально все авторы. И во всех публикациях он подаётся как факт. То есть все они сообщают о возможном нарушении или даже преступлении.

Вот только по по странному совпадению, никто — никто! — из журналистов почему-то не называет источник информации. «В ходе слушаний выяснилось…», «Как рассказали участники слушаний…» и тому подобные обороты. Как так? Кто рассказал? Почему не называется фамилия и должность того, кто озвучил это? Ведь подобные «странности» могут свидетельствовать о факте коррупции, разве нет? Формулировка «как рассказали участники слушаний» и вовсе похожа на новости «Радио ОБС»*.

Особенно отличилось одно интернет-издание, журналист которого позволил себе и вовсе откровенное пренебрежение и нормами журналистской этики, и требованиям к достоверности публикуемой информации, да и откровенно грубую подачу.

Вот лишь один пассаж:

«В ряде СМИ Приморского края, а также в тематических группах социальных сетей, опубликована информация об обсуждении в Находкинском городском округе новых правил землепользования (ПЗЗ), в частности утверждается, что «поскольку у Находки денег на разработку новых ПЗЗ не было, то спонсором всех этапов работ выступила одна из нефтеперевалочных компаний». Это как? Может, в Находке у господина Гладких теперь появится спонсор городского суда? Прокуратуры? Полиции?»

То есть «журналист» использовал «ряд СМИ» и «тематические группы социальных сетей» как источник информации о нарушении или даже преступлении, посчитал эту информацию достоверной и доказанной и на её основе, по сути, обвинил в этом нарушении главу Находки Бориса Гладких. А как иначе воспринять это — «Может, в Находке у господина Гладких теперь появится спонсор городского суда? Прокуратуры? Полиции?»?

И таких передёргиваний, ошибок, недомолвок, неточностей в этих публикациях предостаточно. Что это? Непрофессионализм журналистов, не удосужившихся проверить информацию? Или погоня за «жареным» с целью привлечения читателей и подписчиков? А может, сознательная манипуляция, имеющая цель вызвать вполне определённый резонанс?

Любой из ответов, оказавшийся верным, как минимум, не красит ни журналистов — авторов материалов, ни средства массовой информации, их опубликовавших. Нехорошо, коллеги. Некрасиво! Да ещё эти странности с совпадениями. Нехорошо.

* — Радио ОБС (информационное агентство ОБС) — «Одна Баба Сказала». Устойчивое идиоматическое выражение, означающее, что информация от этого «радио» недостоверна и основана на слухах, сплетнях. Как правило, подразумевает либо изначальное отсутствие достоверной информации, либо значительно её искажение вплоть до неузнаваемости.