Интервью с главой Находкинского городского округа Борисом Гладких

В субботу, 15 сентября, у Бориса Гладких символический рубеж — 100 дней на посту главы Находкинского городского округа. У журналистов, аналитиков, политологов есть такая традиция — подводить первые итоги «стодневки». Корреспондент сетевого издания «Vostok.Today» решил узнать у мэра Находки, каким был для него этот период.   

— Борис Иннокентьевич, понятно, что сто дней — чистая символика: слишком короткий срок, чтобы делать какие-то выводы. Тем не менее, какими, по вашим ощущениям, были эти сто дней у руля администрации города?  

— Если уж быть точным, то «у руля» я уже пять месяцев. В понедельник, 17-го исполнится. Но это так, ремарка. Потому что и сто дней и пять месяцев — срок в самом деле очень короткий. Подводить итоги — слишком рано. 

— Тем не менее, что удалось сделать за этот срок?  

— Главное, что удалось сделать, это стабилизировать ситуацию в округе, в городе. Общественно-политическую, социально-экономическую — как там у вас, в сми, это принято называть? Ситуацию в целом. Считаю, это важным, главным. В городе начали спокойно, без нервотрёпки, работать городские службы. Перестало их лихорадить. Специалистов возвращаем, руководителей. Работают. Но совру, если скажу, что всё хорошо. Да, многие работают нормально. Но есть ещё у нас несколько «слабых звеньев». Вот, вывоз мусора хромает. Я им условие поставил — за месяц нормализовать работу, иначе будем или подрядчика менять или руководителя. Видимо, не услышали. Значит, будем меры принимать. 

— Когда вы приняли решение участвовать в выборах главы, для многих это стало неожиданностью. В самой победе мало кто сомневался, но вот желание участвовать… До этого вы говорили, что хотите уйти «на покой»… С чем связано изменение ваших намерений?  

— Давайте, начну чуть издалека. В своей жизни я добился всего, чего хотел. И в портовой профессии — прошёл путь от рядового стивидора до замдиректора порта. И в бизнесе — создал предприятие с нуля и вывел её в число лидеров. И на муниципальной службе — за 12 лет на посту первого заместителя многое удалось сделать. Знаю, как ко мне относятся коллеги, сослуживцы, подчинённые, руководство, а главное, жители города. Мне грех жаловаться на жизнь, на судьбу. Есть чем гордиться, есть что вспомнить. Так что, мог с лёгким сердцем подвести черту под трудовой деятельностью. Я и собирался так сделать, если бы не два взаимосвязанных момента.  

Первый — это ситуация в городе. Вот то противостояние, что больше двух лет было, — оно вымотало Находку. Во всех смыслах вымотало. Ни экономике не на пользу, ни социальной сфере не пошло. А главное, в конечном итоге, жителям не на пользу. Не собираюсь ни в кого кидать камни — ни в Колядина, ни в Горелова, ни в тех, кто им противостоял. Но когда Андрей ушёл в отставку, я, признаться, рассчитывал, что всё быстро успокоится и жизнь Находки во всех сферах войдёт в нормальное русло. Но, оказалось, опасность продолжения — она осталась. Причём, уже на уровне «город — край».   

— Да, это ещё хуже! Находка и так по отношению к краевым властям всегда была независимой, а уж если ещё и противостояние…   

— Да, именно. Второй момент — фигура врио губернатора. Тарасенко как управленец — сильный специалист. Но чем он до этого управлял? На флоте, в армии — понятно: отделение, взвод, рота и так далее. В Росморпорте — тоже понятно: есть порты, есть региональные и окружные управления, и есть руководство на федеральном уровне. Всё это, так сказать, жёстко регламентированные структуры.  

Но управление регионом — тем более, таким сложным регионом, как Приморский край, — особая задача. У нас половина территорий и муниципалитетов — со своими особенностями. Управление по военному принципу «приказ начальника — закон для подчинённого» в чистом виде здесь не работает. И в этом деле Андрей Владимирович человек новый. В региональной политике так и вовсе новичок.  

Да, мы тут, в Находке, два с лишним года разобраться не могли, а Тарасенко за полгода (на тот момент) надо было вникнуть и принять верное решение. 

А вот теперь смотрите: конфликт в Находке вроде бы погашен, но он тлеет. И это очевидно всем, включая Тарасенко. Можно «посадить» во главе своего человека. Но в любой момент может «полыхнуть». Это не нужно ни ему, ни Находке. А для меня интересы Находки, интересы жителей города важны. Но Находка — часть Приморья. Нельзя допустить противостояния на этом уровне. Будет противостояние — не будет дороги нормальной от Владивостока, не будет жилья для расселения, не будет денег на благоустройство. Ничего не будет! Такого я допустить не мог. Поэтому решил выдвинуть свою кандидатуру. Помочь и городу, и главе Приморья. Нескромно, может, но пока я во главе Находки, у Тарасенко голова за наш город болеть не будет.  

— Вы — человек старой закалки, старого воспитания. Как говорится, Вас на мякине не проведёшь. Можете аргументировать, почему вы считаете, что Тарасенко нужен Приморью как губернатор?  

— Не буду педалировать тот факт, что Андрей Владимирович — морской, портовый человек, что важно для Находки. Скажу о другом. У Тарасенко есть качества, которые мне нравятся. Он, как человек военный, умеет расставлять приоритеты, вырабатывать тактику, стратегию действий. Чётко задачу поставил, сроки обозначил. Время пришло — спросил. Выполнено распоряжение — вот следующее. Не выполнено — получи и распишись!  

Не смотрите, что он не очень гладко говорит. Когда речь идёт о конкретных задачах, там всё чётко, кратко и по делу. И это, считаю, правильно. Тарасенко, слава богу, не политик, не говорун. Что толку с говорунов, краснобаев, когда они после себя руины оставляют? Не в обиду Миклушевскому будет сказано. Тарасенко дело делает! Кстати, Дарькин Сергей Михайлович, он тоже не говорун был, но сколько всего сделал. Тарасенко такой же.  

— А недостатки? У него есть недостатки?  

— Конечно. У кого их нет? Он не политик, да. И потому когда только назначили его, в эту кухню вникать пришлось на ходу. А в политике говорунов много: один одно советует, другой другое нашёптывает, третий на себя одеяло тянет. Не всегда сразу разберёшь, кто друг, кто враг, кто честно пашет, а кто на свой интерес. Но Андрей Владимирович постепенно разбирается со всем этим, с подводными течениями. Своей головой думает.  

Что в нём ещё нравится — искреннее желание сделать край лучше. Опыта хозяйственного — имею в виду, такого масштаба — ему, конечно, не хватает. Не во всём, особенно в начале, разбирался. Но то дело наживное. Да и люди рядом, в команде постепенно собрались опытные, помогут. Не все, но есть такие, и много.  

— Если всё так, то почему он не смог победить в первом туре?  

— Так совпало. Ему досталось очень тяжёлое, запущенное наследство от предшественника. Я не сторонник искать виноватых среди «бывших». Но это тот случай, когда всё именно так. И пусть Миклушевский на меня не обижается. Дороги перед этим пять лет не ремонтировались. Факт? Факт! Я про нормальный, капитальный ремонт трасс говорю. Латать-то латали. Только это уже не «дорожное полотно» получается, а дыра на дыре, заплата на заплате. Кому предъявляют претензии? Главе региона. Кто глава региона? Тарасенко. И народ не будет разбираться, когда он край возглавил: «возглавил? сделай! И точка!»  

Дальше. Мосты. Падать ещё при Миклушевском начали. Что-то он сделал? Нет. Ни упавшие мосты поднять, ни те, что вот-вот упадут, укрепить — ничего! Время идёт, мосты всё падают и падают, и всё чаще. Кому предъявляют? Губернатору. Кто губернатор (пусть и врио)? — Тарасенко! И людям не важно, что он меньше года в должности.  

Дальше. Паводки — то же самое: прежние годы ничего не делалось — русла не чистили, дамбы не строили. Раз за разом затапливало всё больше, всё сильнее. А в этом году ещё и природный катаклизм «удружил» — три тайфуна подряд за две недели. Кого винят? Правильно — главу. Кто глава (пусть и врио) — Тарасенко!  

Квартиры сиротам — то же самое. Деньги есть, жильё есть, а очередь не движется. Поддержка молодых врачей и учителей — то же самое. Участки многодетным, дальневосточный гектар — пальцев рук не хватит, чтобы все запущенные проблемы перечислить.  

— Да, если это всё — в совокупности, на круг, разом — учесть, то протест жителей, как минимум, понятен.  

— Вот-вот! Будь другая ситуация — когда Тарасенко стал губернатором, ему пять лет отведено, и год лишь прошёл, — то и недовольство людей, их протест… Они всё равно были бы, но всё же было бы и понимание у людей, и готовность немного подождать. Понятно же, что в одночасье всего не исправить. Проблемы-то копились годами. И недовольство людей, протест у жителей простых — копились годами. Люди просто устали. И так совпало, что выборы. Вот протест и вырвался.  

— Но… значит ли этот протест, что жители Приморья хотят другого руководителя края?  

— Честно? Не думаю. Этот протест — не для того, чтобы сменить власть. Он для того, чтобы власть — Андрей Владимирович Тарасенко — понял, осознал, что мнение людей, мнение простых жителей края имеет значение. Что терпение — не безгранично. Что решать вопросы нужно не когда-то там, а здесь и сейчас. Этот протест для того, чтобы нынешняя, действующая власть не расслаблялась, а работала.  

Я уверен, что приморцы прекрасно понимают: если сейчас выбрать не Тарасенко, а любого другого человека, то этот год, прошедший с момента назначения Андрея Владимировича, будет потерян. Понимают, что пройдёт ещё год, пока новый глава вникнет во все дела. Понимают, что федеральная поддержка, которая есть у Тарасенко, не гарантирована какому-то другому руководителю. Москва Тарасенко верит и готова под его гарантии вкладывать средства в Приморский край. Есть ли такое доверие у соперника Тарасенко? Сомневаюсь. 

— Значат ли ваши слова, что вы агитируете за Тарасенко во втором туре?  

— Мои слова значат лишь то, что я сказал. По закону я не имею права агитировать за кого бы то ни было. И я не агитирую. Но считаю, что имею право высказать своё мнение — как житель Находки, как гражданин города, края и страны. Это исключительно моё мнение. Если жители Находки прислушаются к нему, поддержат — буду этому рад и горд. Если нет, то нет — это их право. Главное, считаю, чтобы этот выбор горожан пошёл на пользу и им, и Находке в целом.