Но не в этом году, не в этом…

Новость субботы, пришедшая из Владивостока, могла бы, наверное, стать бальзамом на кипящий возмущением разум жителей Находки и истерзанные угольной пылью лёгкие обитателей мыса Астафьева: расположенный здесь одноименный угольный терминал — самый пылящий из стивидоров города и потому нещадно критикуемый — намерен таки осуществлять закрытую перевалку угля. То есть то, за что несколько лет бились местные общественники и экологи, вот-вот осуществится. Или нет?

Как сообщила пресс-служба краевой администрации, 12 мая Руслан Кондратов, генеральный директор «Терминала Астафьева», Кристоф Зайферт, управляющий директор компании SHADE, и Кенсуке Нагата, генеральный менеджер корпорации Marubeni, подписали меморандум о проектировании и строительстве комплекса закрытой перевалки угля на «Терминале Астафьева» в Находке. Отмечается, что в церемонии подписания принял участие врио губернатора Приморья Андрей Тарасенко.

Торжественность и значимость новости придаёт фраза, что «в рамках исполнения поручения президента РФ о переходе к закрытой перевалке угля в Находке, «Терминал Астафьева» привлек ведущих мировых специалистов для проектирования комплекса по закрытому складированию и перегрузке угля». Но если отряхнуть марево пафоса и вчитаться в сообщение без слез умиления и радости, можно легко заметить несколько любопытных моментов.

Во-первых, меморандум (от латинского memorandum — «то, о чем следует помнить») — это не более чем протокол, декларация, заявление о намерениях, а то и обычная напоминалка. Узелок на память. Он ни к чему не обязывает, хотя и оговаривает некие цели и задачи. В данном случае, — о желании совместно поработать над будущим техзаданием будущего проекта будущего закрытого комплекса.

Во-вторых, сроки воплощения того, что озвучено в меморандуме. На разработку технического задания на проектирование комплекса по закрытому хранению и перевалке угля сторонам отпущено шесть месяцев — допустим. Непосредственно работа над созданием инженерного проекта начнется до конца 2018 года — допустим. Но почему не называются сроки, когда он должен быть разработан? Если только на техзадание отведено полгода, то как долго продлится проектирование — полгода, год, два? Равно как не обозначены и сроки прохождения проектом обязательной госэкпертизы. Эта процедура тоже ведь не месяц и не два занимает. Наконец, как быстро после всего этого будет желаемый комплекс изготовлен, построен и запущен в работу? Возможно, в меморандуме эти сроки указаны, однако пока они не озвучены.

Впрочем, возможно, это лишь придирки и, на самом деле, всё не так уж печально, и планы по строительству комплекса закрытой перевалки угля — не просто декларации, а реальные действия. Но, как говорится, свежо предание, да верится с трудом. Очень сложно верить руководству компании, которая вот уже шесть лет кормит красивыми сказками об «уникальном оборудовании» да «прогрессивных технологиях», которые вот-вот, со дня на день, но не позднее, чем скоро, будут внедрены в «Терминале Астафьева».

Вспоминаем. В 2012 году не на весь край и даже не на всю страну — на все страны АТЭС было заявлено о запуске группой компаний «Аква-Ресурсы» инвестиционного проекта по модернизации интермодального «Терминала Астафьева» в Находке. Проект вошел в перечень восьми приоритетных проектов Приморского края. «…Представляет интерес как точка роста для Приморского края», «развитие терминала связано с повышением конкурентоспособности региона и страны, в целом, на международном транспортном рынке», — так о нём писала пресса. «Мы создаем проект чистого порта — экологически безопасного для окружающей среды, с эффективной системой пылеподавления, современными очистными сооружениями», — так заявляло руководство компании. — «Складские помещения будут закрытыми, откроем собственную лабораторию по постоянному мониторингу состояния воды и воздуха. Словом, все в полном соответствии с международными экологическими стандартами». Ту презентацию, к слову, до сих пор можно найти в YouTube.

В 2013 году руководство «Терминала Астафьева» уже к 2015-му обещало закрытую перевалку угля и отсутствие пыления благодаря той самой «интермодальности». «Экология для нас на первом месте», — звучало из их уст вперемешку с напоминанием об уникальности и высокотехнологичности.

В начале 2014 пресс-служба администрации края сообщала, что в «ТА» смонтируют конвейер закрытого типа, который, по словам тогдашнего директора департамента промышленности и транспорта Иван Тирских, собран в Южной Корее по специальному проекту. «При разработке проекта перед производителем специально была поставлена задача не только увеличить объемы перегрузки угля, но и обеспечить максимальную экологическую безопасность». А следующим этапом реализации проекта по модернизации «ТА» должно было стать «строительство хранилищ для угля закрытого типа, что сделает этот интермодальный терминал единственным в России экологически чистым угольным портом», — так об этом сообщала пресс-служба администрации края.

А осенью того же 2014 года группа компаний «Аква-Ресурсы» была заявлена в программе саммита АТЭС в Пекине с презентацией уникального для Приморского края проекта (внезапно!) интермодального терминала сыпучих грузов закрытого типа ОАО «Терминал Астафьева». Ради этого «Аква-Ресурсы» даже стали «золотым спонсором» саммита. (Любопытно, Владимиру Путину этот проект показывали в 2012-м или в 2014-м? Или и во Владивостоке и в Пекине) Тогда же Руслан Кондратов заявил, что уже в начале 2015-го начнутся масштабные работы по проекту.

Но в августе 2015-го было объявлено, что ВТБ финансово поддержал модернизацию интермодального «Терминала Астафьева». Согласно заключенному договору ВТБ «финансирует инвестиционный проект по модернизации экологически чистого терминала сыпучих грузов». И, как было понятно из сообщений, до реализации широко разрекламированного интермодального чуда было очень далеко. И уж точно его появления уже не стоило ждать в 2015-м. Впрочем, как и в 2016-м. И не в 2017-м.

Кстати, не потому ли в марте 2018-го ВТБ отказал «Терминалу Астафьева» в открытии очередной кредитной линии на 450 млн рублей, что доверия уже нет?

Как нет доверия и у жителей Находки, которых все эти шесть лет кормят обещаниями и рассказами об «уникальных проектах». И у которых есть все основания предполагать, что и будущий новый проект будущего нового комплекса будущей новой «уникальной экологически чистой» перевалки угля так и останется пылью.

Жаль только, врио губернатора с этим прожектом подставят. Так же, к слову, как подставили и его предшественника — с «интермодальным терминалом». Тарасенко понять можно: перед ним стоит задача — в кратчайшие сроки избавить Находку от угольной пыли не в ущерб экономической составляющей. Он пытается решить, старается, ищет варианты. Вот, видимо, и купился на красивую картинку и пафосные обещания, поверил. Кажется даже, что искренне поверил.

«Это серьезное решение проблемы угольной пыли. Нам важно этим проектом показать пример и для других компаний, занимающихся перевалкой угля, чтобы такой опыт применяли и остальные терминалы, работающие в регионе», – заявил Андрей Тарасенко после подписания меморандума, отметив, что необходимо максимально ускорить сроки реализации проекта.

Вот так вот. «Показать пример и для других компаний». Самый пылящий терминал Находки будет теперь эталоном. Интересно, что бы сказал врио губернатора про этот прожект, если бы знал всю интермодальную подноготную «Терминала Астафьева»?

P.S. Как-то Ходжа Насреддин за хорошую плату взялся за двадцать лет обучить грамоте ишака. Эмир грозил отрубить Насреддину голову, если в указанный срок ишак не научится читать. Когда Насреддина спросили, как же он пошел на такой риск, он ответил:
– Ничего страшного. За двадцать лет или ишак умрет, или эмир умрет, или я умру.