Муниципальным служащим гарантировано ежемесячное поощрение. Хоть вообще ничего не делай.

Администрация НГО внесла в городскую Думу предложения, призванные стимулировать муниципальных служащих с целью повышения качества и эффективности их работы. Однако профильная комиссия Находкинского парламента отклонила это предложение. Получается, депутаты не заинтересованы в качественной работе сотрудников?

Эффективность власти не только и не столько в принимаемых решениях, законах и каких-либо долгосрочных планах, сколько в том, насколько эффективно и плодотворно эти решения, законы и планы реализуются, воплощаются в жизнь. По сути, от того, насколько хорошо работают исполнители. Надбавка к должностному окладу должна стимулировать муниципальных служащих работать качественно и эффективно. Однако, по факту, сегодня она гарантирована вне зависимости от того, как муниципальные служащие исполняют свои обязанности.

Справка:

Положение о размерах и условиях оплаты труда муниципальных служащих органов местного самоуправления (МС ОМС) НГО определяет, что ежемесячная надбавка устанавливается в целях материального стимулирования МС, исполняющих свои функциональные обязанности, как правило, в условиях, отличающихся от нормальных (сложность, срочность и повышенное качество работ, особый режим и график работы, исполнение дополнительных обязанностей, связанных с участием в комиссиях, рабочих группах, комитетах и пр., знание и применение технических средств, иностранных языков и др.).

Администрация Находкинского городского округа внесла на рассмотрение Думы поправки в Положение, которые позволили бы вернуть надбавкам стимулирующий эффект. Примечательно, что за основу этих изменений был взят Указ Президента РФ  №763 от  25.07.2006 г., относящийся к зарплатам госслужащих. Если бы поправки были приняты, то усердные сотрудники получали б набавку в полном размере, а недостаточно качественно исполняющие свои обязанности — лишь в усечённом объеме.

Кто-то скажет, мол, зарплаты муниципальных служащих и без того не велики. Мол, если эти надбавки убрать или хотя бы сократить, то сотрудники и вовсе поувольняются и некому будет работать. Мол, если начисление надбавки будет зависеть от руководителя, то это станет коррупционной составляющей или средством материального давления на сотрудника. Например, «прогнулся» он перед начальством, польстил в чём-то подобострастно — получил надбавку по максимуму.  А вот если не так посмотрел подчинённый, дерзит — вот и нет у него надбавки.

Собственно, именно подобными рассуждениями руководствовались члены комиссии по бюджету, финансам и налогам Думы НГО, когда единогласно отказались даже выносить эти поправки на рассмотрение Думы. И никакие аргументы не смогли их переубедить.

Например, то, что предлагаемые изменения должны были коснуться лишь части начисляемой надбавки, а её доля должна зависеть от занимаемой должности — от 10% у низового звена сотрудников до 40% для руководителей. Т.е. чем выше должность, ответственность и, соответственно, оклад, тем большая доля надбавки будет стимулирующей.

Например, рядовые сотрудники «рискуют» за свои «проколы» лишиться всего лишь 10%. Неприятно, но не слишком болезненно. У начальника отдела выше ответственность, с него больший спрос. Хорошо отделом руководишь — получай полновесную надбавку, а если «накосячили» подчинённые в отчётном месяце — твоя вина, стало быть, и с надбавки «срежут», скажем, на 20%. У руководителя управления ответственность ещё выше, но и оклад соответствующий. Не выполнены, допустим, поставленные главой города задачи или от жителей города жалобы постоянно на работу подведомственных служб — минус 40%.

Казалось бы, всё вполне логично. И всё же депутаты предложение отвергли. Получается, им наплевать на эффективность работы муниципальных служащих, но важнее сохранить гарантированные (и чего скрывать — высокие) надбавки для тех, кто занимает руководящие должности?

Да, нет! Конечно же народные избранники радели исключительно о благосостоянии рядовых сотрудников и, возможно, просто не разобрались в сути предложения администрации. Так ведь? Во всяком случае, в это очень хочется верить.