Ледяной аппокалипсис прошлой недели в Приморье до сих пор аукается на крае, его жителях, инфраструктуре. Сотни тысяч людей в один момент остались без света и воды, горячей еды, тепла, канализации, в конце концов. Многие остаются в первобытных, как ни крути, условиях до сих пор.

Бывает так, что природа бьёт — жёстко и жестоко, а то, что создано людьми, рушится и ломается лишь потому, что удар был слишком сильным. Бывает так, что техногенные творения рук человеческих по какой-либо причине выходят из-под контроля, но природа не добивает — ни людей, ни созданное ими.

То, что произшло в Приморье, это, по сути, природно-техногенная катастрофа. В которой сила и непредсказуемость стихии раздолбала к едреней фене (простите!) созданное человеком. Но не только потому, что была слишком уж сильна. Примерно тридцать лет назад подобное уже было в крае. Но тогда, в уже умиравшем Союзе, выдержали и линии электропередач, и дороги, и люди. Тогда тоже было трудно, но такого коллапса не было.

На этот раз запаса прочности того, что сделано людьми и для людей, не хватили. Почти неделю назад всё Приморье, вся страна, весь мир увидели, как словно тонкие нитки обрывались провода в палец толщиной. Как рушились не только железобетонные столбы, но опоры высоковольных ЛЭП. Как бетонная плита превратила в груду металла автомобиль, лишь чудом не убив его хозяина. Сломанные под тяжестью льда деревья тоже жаль, но они хотя бы вырастут.

Запаса прочности не хватило по одной банальной причине. Потому что всё, или почти всё, созданное человеком, стареет, ветшает, ржавеет и гниёт. Если это всё не обновлять, не ремонтировать, не заменять, то рано или поздно оно рухнет. И хорошо, если без жертв, без трагедии.

Катаклизм прошлой недели мог привести к многочисленным, массовым жертвам. Речь не только о чудом не погибшем хозяине авто, раздавленно плитой (со вторым днём рождения, парень!), или о тех, на кого по счастливой случайности не упали провода под напряжением (в рубашке родились, счастливчики!). Речь о тех, кто остался без тепла и света. Сколько могло бы быть погибших от переохлаждения? Хорошо ещё, Природа не стала добивать морозами.

То, что обледенение Приморья не стало трагедией, можно было бы счесть чудом. Если бы не одно «но». Это чудо сотворили люди — простые горожане и наделённые полномочиями. Люди, доставшие из гаражей бензогенераторы, чтобы соседи могли приготовить еду и зарядить мобильные. Военные, развернувшие полевые кухни. Электромонтажники, восстанавливающие подачу энергии. Рядовые работники муниципальных служб, которые, в отличие от своего руководства, почти без сна впахивали на ликвидации последствий.

Безусловно, весомый вклад в это чудо внесло руководство края — губернатор и возглавляемая им администрация. Олег Кожемяко оперативно организовал работу по ликвидации последствий удара стихии, организации пунктов питания и временного пребывания приморцев, чьё жильё было лишено тепла и света. Да, понятно, что это его работа — обеспечивать жизнедеятельность и оперативно решать проблемы. Но сложно представить Владимира Миклушевского, столь же быстро и эффективно организовавшего ликвидацию последствий катастрофы. Да и Андрей Тарасенко в должности врио губернатора, увы, растерялся, когда три подряд тайфуна затопили юг края.

Надо отдать должное действующему главе Приморья. Он мог бы — имеет все основания — публично кинуть не один камень в огород предшественников, а также руководителей сетевой компании, не сумевших обеспечить своевременную модернизацию тех же ЛЭП. Он мог бы возложить всю вину на муниципальные власти, которые (ха-ха!) традиционно оказались не готовы к сезонной стихии. Но вместо этого он сразу сосредоточился на восстановлении функций жизнедеятельности всех инфраструктур.

И сделал это настолько оперативно, что даже федеральный центр отреагировал на удар стихии, когда всё главное, что надо было сделать, уже было сделано. По крайней мере, премьер России Михаил Мишустин дал команду министру по развитию Дальнего Востока и Арктики Алексею Чекунову заняться ликвидацией чрезвычайной ситуации лишь через четыре дня после случившегося. Вопрос, почему так долго ждали, не столь важен. Важней другое. Новоназначенному министру по прибытию в столицу Приморья и ДВФО осталось только назвать стихию и нанесенный урон беспрецедентными и заявить, что краю будет оказана необходимая поддержка.

Потому что основное, что нужно было для возвращения Приморья к нормальной жизни, уже сделано. До него. Да, региону потребуется финансовая помощь. Но она, скорей, нужна покрытия уже понесённых непредвиденных расходов, чем для самой работы по ликвидации последствий удара природной стихии.